Our Program


Доклад Погоса Абеляна народному комиссару иностранных дел Асканазу Мравяну
с комментариями доктора исторических наук Ашота Мелконяна

1. Из истории Джавахка
2. Географическое положение Джавахка
3. Состав населения
4. Первые нападения турок на край
5. Что забрали турки из края?
6. Население края на чужбине
7. Положение беженцев после возвращения на родину
8. Опасения и чаяния армян Джавахка
9. Мое мнение


7. Положение беженцев после возвращения на родину

В декабре 1918 г. все беженцы, за исключением пары тысяч горожан, уже были на родине. Из 90 тысяч армян вернулись 55 тысяч, которые, вместе с оставшимися католиками и составляют теперешнее не менее чем 60-тысячное армянское население. Немало людей погибло на местах уже после возвращения. Спасти и вернуть в Ахалкалак удалось ничтожное количество скота. Из-за холода и метелей турки не смогли увезти, оставили довольно много сена, но успели обмолоть много хлеба и вывезти несколько тысяч пудов зерна. Я, как представитель Национального совета, попросил губернатора Ахалцыха и Ахалкалака ген. Макаева (впоследствии убитого в Баку)(Генерал Макаев, виновный в смерти тысяч армян Джавахка, был застрелен в Баку по решению армянской партии «Дашнакцутюн») раздать остатки этого имущества беженцам, как часть их же собственности, как жалкие остатки их имущества. Макаев отказал. Я хотел поставить этот вопрос перед правительством через посредничество Нац. Совета – мне отказали. Таким образом, остатки имущества жителей Ахалкалака, не разграбленные турками, присвоило и разграбило грузинское правительство. После этого, вплоть до прихода большевиков, меньшевистское правительство всячески старалось воспрепятствовать населению хотя бы самостоятельно стать на ноги; захватило их пахотные земли, пастбища, всячески притесняло, не допускало иметь свою выборную милицию и политических комиссаров и т. д. и т. д. По всему ясно было одно: правительству было крайне неприятно, что хоть такое небольшое число армян осталось в живых и вернулось жить в край. Правительство очень хотело видеть край полностью свободным от армян. При всяком случае оно делало все, чтобы так или иначе ослабить армян даже после возвращения.

Я забыл привести в своем месте еще один факт. Как известно, грузинское правительство всегда считало Ахалкалак неотделимой частью Грузии, но, нужно полагать, что и все ахалкалакские армяне должны были считаться грузинскими подданными. И вот какую шутку сыграло это вероломное правительство, воистину состоящее из энверов и талиатов (Главари младотурецкого правительства, организовавшие геноцид армян в Турции. Уничтожены по решению армянской партии «Дашнакцутюн» мстителями в 1920-х гг.) (как назвали их тифлисские дашнаки) со своими «подданными»... Хотя приемы турецкого правительства были более цивилизованными... В сентябре 1918 г. беженцы были почти уже ограблены. Четвертого числа того же месяца (хорошо не помню, но, если я ошибаюсь, нужно искать в архивах грузинского правительства, между 4 сентября – 4 октября) канцелярия грузинского правительства, в лице правителя канцелярии, известного Кожухова (обвиненного впоследствии Вешапели (меньшевистским правительством ГДР – Грузинской демократической республики) в приписках) направило Армянскому верховному совету по беженцам (при Национальном совете грузинских армян) письмо примерно следующего содержания: имея в виду кризис с продовольствием в Грузии, а также то, что турецкое правительство окончательно отказывает ахалкалакским беженцам в возвращении на родину, впредь предлагаем вам в самые краткие сроки перевести беженцев на Северный Кавказ. Повторяю, я не помню содержания дословно, но это очень близко по смыслу. Председатель Совета беженцев Сам. Арутюнян срочно собрал членов совета (Ов. Спендиарьяна, покойного Левона Эвангуляна, покойного врача Тер-Степаняна и др.), наконец, президиум Национального совета грузинских армян. Я, как представитель армян Ахалкалака, также попросил разрешения присутствовать. Зачитали письмо. Я в это время был осведомлен о проблеме возвращения (при Джамаляне) и знал, что, наоборот, турецкая миссия (Абдул Керим) обещала дать беженцам возможность вернуться. Поэтому я потребовал принести документы из миссии (Джамалян был в Ереване) и убедиться, что не только не было отказа, но, напротив, переговоры с Абдул Керимом продолжаются. Всего за два дня до этого я был у Абдул Керима (по приглашению его помощника) и получил заверение, правда, на словах, что беженцам дадут вернуться. Главное, не было официального отказа. Принесли документы и, действительно, выяснилось, что Кожухов писал неправду, что, наоборот, из документов видно, что возвращение беженцев даже в данную минуту является предметом переговоров между Армянской миссией, турецким командованием, Правительством в Стамбуле и армянской делегацией Стамбула. Поэтому решили попросить у Кожухова копию отказа турецкого командования. На том дело заглохло. Таким образом, грузинское правительство хотело обманным путем вызвать новое бегство, с его помощью сразу и быстро уничтожить джавахкцев и получить Ахалкалак без армян. Еще один факт, от которого скверно пахнет. В ноябре 1918 г., как я сказал, беженцы спускались с голых, покрытых снегом гор на родину, в свои дома. В это время ген. Макаев собирает беженцев и требует от них принять грузинское подданство. В противном случае, говорит он, мы не позволим вам уйти. Люди часами стоят на морозе и в этих условиях вынужденно соглашаются с этим требованием. Представителем беженцев был крестьянин Аветис Карслян (из с. Большие Ханчали Ахалкалакского уезда). Эту историю я в свое время во всех подробностях рассказал в Тифлисе (там был и Карслян). Все это я зафиксировал письменно, Карслян подписал, оригинал я передал Нац. совету грузинских армян, второй экземпляр, насколько помню, Армянской миссии, третий - у меня. Положение 60-тысячного армянского населения при меньшевиках я в подробностях описывать не стану, скажу только, что у меньшевиков мы были бельмом на глазу, относились они к нам очень враждебно, и всячески старались ослабить нас, подготавливая почву для своей главной цели – передать Ахалкалак Грузии без армян. То, что армяне, тем не менее, не стали беженцами окончательно, выжили и даже в какой-то мере восстановили свое хозяйство, есть, в первую очередь, следствие буквально невиданного трудолюбия джавахкских армян и, во-вторых, американской помощи. Даже не считая стоившей миллионы одежды, в 1919 и 1920 гг. американцы раздали ахалкалакским армянам и грузинам 250 тысяч пудов белой муки (если точно – 249 тысяч пудов 7 фунтов; бумаги за подписями американских представителей у меня). Эта мука была выделена из запасов, предназначенных Армении. Значит, и ахалкалакские беженцы-грузины жили на муку, выделенную Армении; более того, они были переправлены в Ахалкалак за счет Армении. Таким образом, неимущая Армения косвенным образом помогала и грузинам и армянам спорного Ахалкалака, а Грузия занималась уничтожением армян. Еще два факта, характерных для меньшевиков: они не тая помогали только ахалкалакским грузинам, и те теперь стали экономически намного сильнее армян. Далее: правительство постаралось вызвать антагонизм между армянами и грузинами, поднять против армян остальных грузин и турок, часть армянских католиков, даже духоборцев. К счастью, им это практически не удалось, хотя и дает о себе знать.

Особенно старалось груз. правительство разоружить армян. Турок, напротив, не трогало. Еще свидетельство хулиганских и погромных настроений правительства: перед приходом большевиков уходя из Ахалкалака, они напоследок еще раз обезоружили армян и обратились к турецким войскам с предложением занять край. Приглашая турок, они, конечно, очень хорошо знали, что последует за этим. И действительно, в марте сего 1921 г. в Ахалкалак вошли 23 тысячи турецких войск и сброда, начисто ограбили 15 сел, четыре из которых – Карзах, Дадеш, Гюнбурда и Сулда пострадали особенно сильно. Турки угнали весь скот, забрали хлеб и все, что могли. Это пограничные (с Турцией) села. Особенно большой урон понесло мое родное село Гюнбурда, в котором 9 дней хозяйничали 5 тысяч турок. За это время они убили 60 мужчин, изнасиловали всех женщин и детей старше 8 лет, забрали абсолютно все, даже, раздев людей, их носильные вещи. Все это удостоверено актами Красной армии. Гюнбурда, в которой в 1918 г. было более 2 500 жителей, теперь насчитывает едва тысячу, и те в основном женщины и дети; вот как решается армянский вопрос в Ахалкалакском крае.

Продолжение >


To top

Page address for references / Էջի հասցեն հղումների համար / Aдрес для ссылок:

Copyright © 2007 - 2008 Javakhk 1915-23
Reproduction in full or in part is prohibited without reference to
Javakhk 1915-23